Darkest Hour
Авторский блог Александра [Rust] Липневич

Sep
24

Я падал вниз, кружась, словно осенний лист,
И погружаясь в дрему… в пустоту…
Я улыбался в осознании того,
Что все еще одной тобой дышу…

И словно перепуганные бабочки метались,
Мои глаза под серою вуалью сентября.
Как можно жить… и не любить тебя…
Когда ты соткана из дней моих печали?

И звуки клавиш повторяли твое имя,
Словно молитву в ожидании дня,
Когда деревья, покоряясь словно чуду,
Воспламеняться от прикосновенья октября.

23 сентября 2013 / утро

Aug
24

Я сидел на качелях во дворе, смотрел в темное небо, усыпанное звездами, такими же одинокими, как и Я сам, вдыхая едкий дым никотина, пытаясь собраться с мыслями и сделать решающий шаг.

Я сидел на качелях и вспоминал о тебе, шепча простые, до боли знакомые слова, которыми на этой маленькой планете никого уже не удивишь. Я шептал тебе, хотя и был уверен в том, что ты не услышишь меня, и возможно, тебе это и вовсе не нужно. Я шептал о том, что Я безумно, безвозвратно, бесповоротно влюблен в тебя. Что Я помню твой запах, что Я помню твое тепло, что Я знаю – что где-то на этой маленькой планете, есть ты, и твое сердце все еще бьется.

Я качался на качелях, выдыхая дым. Я знал, что люблю тебя, и от одной этой мысли сводило под ложечкой, от одной этой мысли терялся рассудок и учащался пульс.

Я хотел, чтобы эти качели подбросили меня так высоко, как не подбрасывали никого и никогда. Я хотел оторваться от них и направиться в даль, в это бесконечно темное небо. Хотел утонуть в нем, раствориться, стать еще одной маленькой одинокой звездой, дарящей свой свет потерянным в этой нелепой жизни путникам. Я чувствовал бесконечную любовь. Меня словно подвесили в этой пустоте, и Я хотел сделать последний рывок и дотянуться до этой темно-синей бездны.

А на девятом этаже, на балконе, стоял человек и тоже курил. Я никогда не видел его ранее, и, наверное, никогда с ним не познакомлюсь. Мы как две звезды удаленные друг от друга на миллионы световых лет. Мы незнакомы – мы чужие. И Я никогда не узнаю о нем ничего, и не увижу черт его лица, и не распознаю его в толпе.

Он просто стоял и курил, уставившись на меня. А Я на него…

И в ту секунду, в тот самый миг, Я чувствовал безумное, необъяснимое родство с ним. Две одинокие звезды. Два одиноких путника, чьи судьбы и дороги не пересекутся.

Мы были родными. На долю секунды, на миг.

И сигарета падала в лужу, и угасала, также как угасну Я. И ничего не останется кроме этих кругов по воде. Словно эхо, словно крик в пустоту, словно послевкусие…

И Я отрывался от качелей и летел в никуда, повторяя глупые слова, которые будут вновь и вновь повторять последующие поколения, на еще не придуманных языках и в еще не образовавшихся народах.
«Я люблю тебя… Я тебя… люблю…»  

Aug
07

Я вышел сегодня утром, вспоминая, твой запах и цвет.
Рассвет был таким, как и прежде, хоть тебя больше рядом нет.
Сознавая, что все не вечно, понимая, что все пройдет,
Улыбался своим страданиям, предначертанным мне наперед.

По укутанным негой районам, тишиной наполняя грудь,
Окунаясь в прохладу ветра – Я прокладывал новый путь.
В такт биению сердца лета, под стаккато июльских дождей,
Я шептал благодарности Богу, что была ты, когда-то Моей

конец июля-начало августа 2013…

Jul
20

Она была маленькой, и многим казалось, что вовсе и незначимой. Бабочка. Да, сколько таких? Но… она изменила все. Мир наполнился красками, мир попросту стал другим.

Она влетела в мою темницу, и, прорвавшись сквозь занавес монохромности, наполнила красками все, все!, что меня окружало. Каждая вещь, к которой она прикасалась – изменялась, наполняясь иными свойствами и значениями. Она превратила тишину в прекрасную музыку, она превратила бессмыслицу в глубочайший смысл. Сердце при одном прикосновении к ней билось быстрее, слезы умиления текли из моих глаз, когда Я смотрел, как она порхает. Хрупкость. Неимоверную хрупкость и нежность воплощала она в себе.

Она была со мною так не долго, словно пару минут, но этих мгновений хватило на то, чтобы стать другим. Стать немного чище, немного лучше. Даже, наверное, больше. Стать собою. И Я испытывал к ней безграничную нежность и теплоту. Я бы назвал это любовью, если бы это слово не было таким уж банальным и избитым. Если бы оно передало хоть малую долю того, что Я чувствовал к ней.

Истинное счастье…

Но вот ее не стало. Она исчезла. Просто взяла и исчезла. Исчезла и вся ее красота…  И Я долго пытался понять – что же случилось? Кто же виноват? Я бился в истерике, а серые стены снова сжимались вокруг меня кольцом. Все стало прежним – бесцветным, бессмысленным.

Со временем Я все же понял – красота не вечна, серость и обыденность ломают ее, пережевывают, перемалывают. Красоту нельзя просто любить, красотой нельзя просто наслаждаться – красоту надо беречь, красоту надо лелеять. Иначе она исчезнет. Иначе ее попросту поглотит пустота.

Моя – исчезла. Увижу ли Я свою бабочку вновь? К сожалению, Я полагаю, что такое чудо происходит лишь раз в жизни. Происходит и заканчивается, оставляя на губах лишь привкус пепла и тягучее чувство печали на сердце. Я скучаю по своей бабочке. Очень скучаю

С ней ушло лето, с ней ушла частица меня и Я знаю… что больше со мной такого не случиться. Именно эта мысль  – самая тяжелая.

И Я буду ходить по этим серым, грязным мостовым, улыбаться встречным прохожим и вспоминать о ней. О той бабочке, что сделала мою жизнь немного лучше, немного светлее, немного чище…

Бабочки рождаются, чтобы умереть. Им неподвластно выбирать какое именно пламя их поглотит – пламя любви, пламя ненависти или пламя безразличия. Они не выбирают – поэтому не ошибаются. Все ошибки – наши. И, к сожалению, нам с этим жить.

May
25

«Когда в саду, после долгих поисков, выведут наконец
новую розу, все садовники приходят в волнение. Розу отделяют от других, о ней неусыпно заботятся, холят ее и лелеют. Но люди растут без садовника.
Маленький Моцарт, как и все, попадет под тот же чудовищный пресс. И станет наслаждаться гнусной музыкой низкопробных кабаков. Моцарт обречен»

Иногда люди сами не осознают то, насколько их слова и поступки могут влиять на их дальнейшую жизнь. Каждый «выбор» сделанный мною, так или иначе, привел меня на этот край бездны, завязал мне глаза траурной ленточкой и поставил перед выбором – сделать шаг вперед или продолжить танец над пропастью. Каждое слово, каждый совершенный поступок – воцарили рейх тьмы и безвыходности, название которому «Дни Затмений». Все было предначертано, все было решено заранее?!…
На некоторые вопросы просто не возможно найти ответа, ибо если бы этот ответ и существовал, то он бы грозил обернуться глобальной катастрофой для всего человечества, поэтому, мы даже подсознательно большее внимание уделяем самой постановке вопроса, нежели поиску ответа на него. В глубине души мы знаем, что найти ответ невозможно, и, черт побери, мы этому радуемся. Ведь главное это вопрос  и его постановка – ответ может быть любой, верный, не верный, его может не быть вообще. Вопрос без ответа – вот двигатель эволюции, пинок под зад художнику, инъекция веры для священника, надежда для солдата. Вопрос без ответа, в никуда, в пустоту

Последние пару месяцев были, пожалуй, самыми тяжелыми в моей жизни. Я снова вернулся в ту же точку, с которой начал создание своего теперешнего проекта – с мысли, о том, ради чего все это делается и стоит ли это делать вообще.
Теперешний период моей жизни можно было бы описать так – «The Fall». Пафосно, не правда ли?! А что тут поделаешь… Иногда смотря в глаза своей матери мне хочется обнять ее и сказать – «мама, Я не могу больше пить, Я не могу больше устраивать споры, участвовать в драках, отстаивать свои идеалы ценною потери своих друзей и знакомых. Мама, Я больше не могу…».
Я не могу, но Я борюсь. Каждый день.
В последнее время на меня оказывается неимоверное давление со всех сторон, этот гигантский пресс пытается меня сжать и уничтожить. Меня поедают мои же друзья и знакомые, кусочек по кусочку – им нужно общение, им нужно быть частью моей жизни, им нужно знать обо мне все, а Я и сам ничего не знаю о себе. Порою, Я сам себя не узнаю. Между мной и ними бездна непонимания. Они принимают мои шутки о моей гениальности за чистую монету, и думают, что Я, реально, схожу с ума от своего тщеславия, в то время как мой зов о помощи, им кажется неуместной шуткой.
Всю свою жизнь, Я борюсь за свои идеалы, жертвуя своей собственной жизнью и порой уничтожая часть жизни близких мне людей, и самое страшное это то, что для меня это все – естественно и отказаться от этого Я не могу.
В то время как мое Альтер эго, в песнях, пытается сражаться с этой тьмой и найти свою любовь, единственное, что сможет спасти его – Я отдаю себя в руки этой тьмы, пританцовывая, с бутылочкой текилы, Я иду на дьявольский балл.
Я уже запутался, кого же Я люблю, а кого ненавижу и случается так, что порой, что Я и люблю и ненавижу определенного человека в одно и тоже время. В последнее время появилось очень много людей, которые начали всматриваться в F|N, и говорить, что они его понимают, интерпретировать его – не плохо интерпретировать. Но самое обидное то, что понимают те, кто достаточно мне далек, а те, кто близок, не пытаются понять, Я уверен, что они никогда и не станут пытаться.
…все так запутано. Иногда мне кажется, что Я безумно устал сражаться с моими ветряными мельницами, и даже осознавая то, что все прекрасное рождается лишь из скорби, Я уже не уверен, не сожрет ли меня эта тьма до конца. А с другой стороны, Я силен как никогда ранее, ибо творю во тьме. Творю во тьме, что бы мой свет стал Вечностью. Разве не это счастье?! Разве быть наркоманом гармонии это грех?! Если это заставляет чувствовать себя полным, разве это не моя сущность, не мое предназначение?!
И Я снова и снова кричу в пустоту и задаю тот же вопрос – а стоит ли?! СТОИТ?! И снова не получаю никакого ответа. И улыбаюсь.

Меня многое разделяет с моим Альтер эго, но есть то одно, что «делает нас единым» – поиски своей любви. И когда Я об этом думаю, где то в глубине души начинает загораться огонек и уже через некоторое время, Я стаю над бездной, объятый пламенем, словно Феникс. Я перерождаюсь. Я снова верю…
И Я снова и снова иду в бой, и пытаюсь найти ту хрупкую и нежную девочку, которая принесет мне душевный покой, ту, которая возьмет за руку и скажет всего пару слов, которые будут важнее всего сказанного кем либо ранее, те те слова, которые смогут победить голод и чуму, войну и смерть. Всего лишь одно прикосновение к ней и мир наполнится гармонией…
Музыка Days of Eclipse – вечный поиск этой девочки, поиск веры и надежды, свободы и любви, поиск великого дыхания, которое должно победить эту бездыханность. Музыка Days of Eclipse – это крест, который мне нести всю жизнь, идеал за который бороться.

Есть ли эта девочка вовсе?! И снова, вопрос без ответа. Но пока есть этот вопрос, Я знаю, что есть надежда, а она… и только она, говорит мне об одном – «…This will make you love again.»

Mar
09

Эти дни сотканы из предчувствий смерти и полного бреда. Эти дни поглощены терпким запахом табака и рома. Эти дни, без меня самого…
Мы дети поколения «Х», погрязшие в самообмане и самобичевании – моему поколению не нужно «глубины», ему нужно лишь все и сразу, сразу и навсегда. Оно хочет большего, но всегда довольствуется меньшим. Мое поколение корчится в экстазе, в оргазме, в передозе… мое поколение трахается в переходах, курит марихуану в подъездах, бьет морды на концертах. Каждый из нас хотел гореть ярко и умереть молодым…

Мое поколение сбривает волосы и устраивается на работу, в какую нить дешевенькую компанию, менеджером среднего звена. Мое поколение уже сделало свой выбор и променяло свою душу и идеалы на комфорт. Мое поколение смирилось и более не смеет… Мое поколение выращивают своих детей… Мое поколение хотело пылать, но угасло. А Я буду гореть ярко, до конца, назло всем и вся…
Я часто спотыкался и падал, лицом в грязь, мордой об асфальт. Было больно, было страшно, но единственное что у меня не отняли – это вера, вера в то, что предначертанное сбудется и каждый получит то, чего он достоин. И Я снова находил силы и шел вперед с искаженной и самодовольной улыбкой. Я каждый день сгорал и на утро возрождался заново, как феникс… Бывало тяжело, больно и обидно, бывало безумно стыдно и страшно, и иногда, совсем иногда – бывало хорошо.
«Ты самый несчастливый человек на свете…», – сказали мне вчера. И Я задумался… Первый раз за все время, отданное на борьбу за свои идеалы, Я задумался о той цене, которую Я должен буду заплатить за победу. Все эти шрамы – пустяки, все потерянные друзья – горькая «суть» существования, все провалы – стимулы снова подняться и сражаться. Утрата тебя?! Утрата самого себя?! Не слишком ли велика цена? Не слишком ли Я дорого себя размениваю, не слишком ли дорого Я собой плачу?!
Я часто закрываю глаза и вижу, свою «альтернативную жизнь», где мы все еще вместе, и у нас все хорошо – у нас идиллия. Знаю, что это никогда не произойдет. И от этого горечь подступает комом к горлу. Не важно, жребий брошен и выбор сделан. Я заплатил слишком большую цену, но в конце-концов, оно того стоило. Я все еще держу знамя, и моего имени нет в списках пропавших без вести. Я всегда боролся за свои Идеалы и Я буду дальше гореть… гореть… гореть…
Прошлое – ушло, и его больше никогда не будет и говорят, что жалеть об этом не стоит, не стоит думать и вспоминать, ворошить прошлое… Я ни о чем не жалею… Знаю лишь одно, если бы все можно было бы переиграть, Я бы сделал такой же самый выбор, и единственное, что бы Я изменил – Я никогда бы не говорил тебе, что Я тебя люблю, а лишь сказал бы одну единственную вещь – «Милая, желаю тебе никогда не угаснуть…»

Feb
23

Выходя из дому, не забудь повязать на глаза свою траурную ленточку, дабы красоты окружающего тебя мира, «не выжгли» твои глаза отблеском правды.
О какой правде Я говорю? Задумайся…
Ты птенец, выращенный на птицефабрике. Ты свинья, которую вырастили на убиение – современный мир, всего лишь конвейер, с которого тебе, мой милый друг, прямая дорога в Ад.
Иисус умер за наши грехи… Мать вашу. Кто опомнился? Кому не насрать?
Нация моральных уродов. Нам был дан Эдем, а мы просрали его, променяв на дешевые развлечения, секс, наркотики и рок’ н’ ролл. Мы хотим всего лишь удовлетворения – нам ненужно величие. Духовность? Угадай еще раз. Величие не закусишь лимончиком с солью, величие не втянешь в легкие, а духовность не пустишь по вене. Иисус? Прощение? Очищение? Смеешься?! Прощение не сделает тебе минет – поэтому пошли все нах*уй с вашим прощением. Я хочу больше, Я хочу быстрее, Я хочу СЕЙЧАС и мне не важно чего это будет стоить… Я хочу хлеба и зрелищ! Секса, алкоголя, наркотиков, клубов, знаменитости. Я хочу дорогую тачку, Я хочу новый мобильник. Я выключаю свой атрофированный мозг и открываю рот, пошире… Я хочу – хочу – хочу…

– Ей ты там…
– Заткнись…

Я смотрю на себя в зеркало и вижу тебя. Да тебя, мой друг. Мы с тобой единое целое. Мы и есть нация ущербных, никогда ненасытных, сломленных и брошенных сирот… брошенных, но незабытых Дьяволом. Мы танцуем с ним каждый день под звуки фабрик, конвейеров, наших рингтонов. Ад на земле, Ад в голове…
Сидя дома на диване, мы смотрим калейдоскоп ненужных нам товаров, и улыбаемся в предвкушении того, что скоро мы сможем забить еще одну полку своего шкафчика, приобретенного в IKEA, ненужным барахлом. Нация потребителей?! Нация свиней называющих себя коллекционерами. Мы покупаем то, что нам не нужно вовсе только потому, что это греет наше самолюбивые, только от того, что мы хотим забить свою никчемную жизнь ненужными вещами, что бы заполнить пустоту окружающую нас. Но это пустота в нутрии, и ее не заполнить ничем. Страдание? Забвение?!

– С кем ты говоришь?
– Закрой свой е*анный рот!!!
Иди на х*й…

Мы придумываем миллион теорий, философских течений, религий, конфесий. Еще один повод, что бы ненавидеть человека прикрываясь вуалью великой идеи. Господь любит нас всех?! Вы не забыли?! мать вашу… И не важно, наивный ли ты мормон, или педик-протистант, насилующий детей католик, или православный считающий себя чем то не более грязя. Господь любит тебя… Или нет?! Или ему уже совершенно пох*й?! Столько грязи не смоет даже всемирный потоп, столько ненависти не уничтожит даже огненный дождь…
Войны, терроризм, убийства, насилие – столько много злобы и ненависти, только для того, что бы почувствовать себя выше кого то, лучше, сильнее. Миллионы обезьян с ака-47 убивают другой миллион, и еще миллиард смотрит на это по ящику. Гениальное развлечение, не правда ли?!
Мы придумали Иисуса и покаяние… Мы придумали ТВ и шоу Опры. Что сейчас популярнее?

– Глупый вопрос… а что вообще тут происходит?
– Да завались ты на х*й…

Мы придумали демократию, и отдали все права охласу. Мы придумали ядерное оружие, сибирскую чуму… Мы придумали фашизм в розовых перчатках и дали право за него голосовать… сумасшествие… делирием…
Мы придумали повод, что бы бесконечно сражаться с друг-другом за идею, за веру, за нефть… комары сосут нашу кровь, мы сосем нефть из недров земли. Е*анная гармония и все рады. Не важно, сколько детей и стариков погибло в Ираке, главное, что бы в конце дня, в твоем бензобаке было немного топлива. В конце-концов все люди умирают…

Тысячи законов придуманных, что нам было легче жить… сотни оправданий, искуплений грехов, психологических болезней, что бы можно было свалить всю вину на кого нить иного. Миллионы кривых зеркал, что бы не увидеть свое уродство. Социум – болезнь, язва. Гнойник, который бы стоило удалить… Индивидуальность, это самообман. Мы все обречены. Стадо овец…

– пффф…
– иди к черту…

Самое обидное, бл*ть, что мы не отклонение – мы норма. Мы естественное продолжение… какой то гребанной хери. Мы и есть ПРИРОДА, мать ее… так что, выходя из дому, не забудь повязать на глаза свою траурную ленточку

Feb
19

Я знаю, что никогда тебя не забуду, ибо эти шрамы не дадут мне ни малейшего шанса, выкинуть тебя из моей головы. Эти шрамы, та часть тебя и то воспоминание о тебе, которое мне суждено пронести до конца моих дней. Я бы с радостью его стер, Я бы с радостью тебя забыл – но это так же не возможно, как и изменить тебя. Свиньи остаются свиньями, не так ли? Этот шрам и есть ты

Этот шрам мне остался от отца. Он болит каждый день и напоминает мне о людях, на столько озабоченных о своем благе, что забывают близких людей. Этот шрам – метка труса, этот шрам – символ предательства. Я бы с радостью бы кинул тебя из своей жизни, Я бы с радостью избавился от всех тех нитей, что нас с тобою связали на веки. Я бы отрешился от тебя. Я бы отдал тебе всю эту боль и страх, все это унижение… Я бы лишил себя крови… Но этот шрам и есть ты, а значит и Я

Я могу продолжать без конца…

Этот шрам был первым. Этот шрам нанесла мне вода, этот шрам, омыт смертью. Я увидел бездну, и забыть о ней, Я не смогу никогда. Я слышу ваши голоса, Я чувствую ваш хлад, Я осознаю кто Я и зачем Я здесь. Здесь и сейчас, и больше нет ничего. Ни завтра, ни вчера… Однажды, мы соединимся – ничто снова станет ничем. Аллилуйя. Этот шрам делает меня сильнее, этот шрам делает меня – мною.

Этот шрам не увидит никто. Он так глубоко, что Я и сам уже, практически, забыл, что он у меня есть. Этот шрам, первой любви и первой утраты. Твои голубые глаза и светлые волосы, никогда не оставят меня в покое. Я никогда не смогу сказать все то, что Я говорил тебе, и никому не позволю просочиться в меня так глубоко, как позволил тебе. Я никогда не забуду твоего запаха и нежности твоей кожи. Я никогда не забуду тот день… Этот шрам так глубоко, что Я почти забыл о нем, а значит и о себе… Кто Я теперь?

Этот шрам, звонкая пощечина, которой ты меня наградила. Этот шрам, недоверие и утраченная гордость. Ты никогда не верила в меня, а Я всегда нес этот крест. Этот шрам – стигматы на моих ладонях. Этот шрам, мой терновый венец. Ты меня отвернулась от меня, в тот день, когда Я пошел на крест не за людей, а за любовь к тебе – любовь, что ты растоптала и унизила. Этот шрам – моя жертва, жертва тебе.

Этот шрам, мое падение. Я предал тебя, Я тебя не достоин. Этот шрам – моя низость. Я никогда больше не смогу смотреть тебе в глаза, Я никогда больше не смогу притронутся к тебе и сказать, как сильно Я тебя любил. Я никогда … никогда. Ты отдала мне все, а Я это не оценил. Ты была моя вся – а Я хотел еще больше. Я сломал тебя, как куклу. Прости меня. Этот шрам на моем лице – боль, которую Я причинял тебе все это время. Этот шрам на моей руке – знамя, которое мне нести до конца. Я последний воин на этом поле битвы, на той войне, которую мы с тобой уже проиграли. Шах и Мат. Спасение не придет…

Я могу продолжать без конца…

Этот шрам, печать уродства души. Этот шрам, мое отчуждение от самого себя. Я более не разменяю тебя на мелочи, Я более в тебе не усомнюсь и никогда не предам. Я видел тот день, когда волк вел овец в лес, Я помню ту темную ночь, когда ни один агнец не вернулся из лесу. Я более не буду наслаждаться грязью, но буду терпеть смирение. Я помню заветы твои, и наслаждаюсь гласом твоим. Я и есть ты. Ты – это Я. Ты моя боль и смирение, любовь и ненависть, страх и бесстрашие. За тебя на Голгофу. За тебя – во тьму… Этот шрам – первое слово в книге твоей. Этот шрам – начало мироздания. Этот шрам – все то что было, и могло быть….
И Я, тоже, чей то шрам…

Feb
09

Бывшие девушки

У меня есть много знакомых страдающий синдромом «моя бывшая – сука». Не надоело? Ну ребята, come on?
Они знакомятся, начинают общаться, влюбляются и вроде бы у них все хорошо. Каждый день слышишь о том, какая у него замечательная девушка, как вкусно готовит, как убирается по дому, какая она умная, талантливая, красивая, и в постели зверь. Он описывается все в радужных цветах и мир, кажется, был создан только для того, что бы в определенный момент – они встретились и их души слились бы воедино. Все так красиво и чудесно, что аж тошнит.

Он говорит – «она создана для меня», он говорит – «она безумно мне подходит». WTF? «Безумно подходить» – это как? Не улавливаю Я смысла, да в принципе, и не важно. Он говорит – «Она просто чудо!»

Бац. Через пол года они расстаются, и что бы вы думали? Где эта чудесная кухарка-любовница? Была в один миг и пропала, словно золушка… Магия. Иллюзия…
Он говорит – «Она сука», он говорит – «Она фригидна», он говорит – «Она меня не достойна». Волшебство!? Обман? Как же такая чудная девушка, которая безусловно подходила ему и была иконой, превратилась во фригидную суку? Щелчок пальцев?! Искажение реальности?! Да нет… Просто разочарованность и обида.
И снова холодная волна смыла чьи то прекрасные замки из песка. И снова бутылка мартини и сигареты. И поиски идеала. И снова те же самые слова, словно заезженная пластинка – «моя бывшая сука!». Иисус?! Прощение!? Ну конечно… раскройте ка рот пошире…

Ну, как же вы не можете понять простую истину… – Она все так же хорошо готовит и убирается по дому, она все такая же чудная, сексуальная, красивая и горячая в постели. У нее классное чувство юмора, у нее миллионы плюсов и совсем не много минусов. Ее голос так же манит, а запах просто сводит с ума. Она не стала уродливей или тупее без тебя. Она осталась такой же милой и чудной, и так же офигенно делает минет как и раньше. Она осталась такой же «нереальной»… Но только не с тобой мальчик, не с тобой

Люди на Блюде

Мы так боимся осознать, что порою от нас, ничего не зависит. Вовсе. Нам легче принять миллионы идиотских теорий о том, что мы сами куем свое счастье, что ничего не предопределено заранее и что все зависит от нас.
«Если сильно захотеть – можно в космос полететь». Ну так полетели?! Я хочу, а Вы?
Мы придумали столько философских течений, столько теорий, столько учений по одной причиненам страшно. Безумно страшно осознать и принять то, что есть фатум и возможно, что каждое произошедшее событие, включая и наши с вами поступки, и поведение, однозначно определяется множеством причин, непосредственно предшествующих данному событию. То бишь – кто теперь кует твое счастье и будущее?! Нет, Я не алкоголик (хотя, как посмотреть…).

Детерминизм. Хорошее слово, которое заключает нас в рамки. А разве все ваши теории не заключают в рамки так же? Любая теория это попытка побега от мысли, что ты раб фатума. Дуальность, проекция реальности, бла бла и тд и тп. Все ведется к одному – оправдать себя, не потерять надежду того, что ты принадлежишь только себе и никому более.

Мы же не собачки и кошечки. Мы же люди, мы на верху пищевой цепочки. Мы высшее создание – великое творение. Мы питаемся всеми, мы сильнее всех. У нас есть гребанная атомная бомба – мы ЛЮДИ

Но только – … Мы смертны. Ах, да – и мы не на верху пищевой цепочки, так как нами тоже питаются – ВИРУСЫ. Но не эти маленькие «предатели» самое страшное – есть ЧУМА страшнее, чем вирус H1N1…
Самый страшный вирус человечества – САМООБМАН и УЗКОЛОБИЕ.
Придумывайте миллионы новых теорий, убеждайте себя и других… ничего не изменится… Все произойдет так, как оно должно произойти.

Мочится против ветра приятно, не спорю, жалко лишь, что штаны всегда намокаютFIN

Feb
04

Февраль. Достать чернил и плакать!
Писать о феврале навзрыд,
Пока грохочущая слякоть
Весною черною горит.

Достать пролетку. За шесть гривен,
Чрез благовест, чрез клик колес,
Перенестись туда, где ливень
Еще шумней чернил и слез.

Где, как обугленные груши,
С деревьев тысячи грачей
Сорвутся в лужи и обрушат
Сухую грусть на дно очей.

Под ней проталины чернеют,
И ветер криками изрыт,
И чем случайней, тем вернее
Слагаются стихи навзрыд.